Возвращаясь с боевого задания

Возвращаясь с боевого задания

Ровно 80 лет прошло с того дня, когда недалеко от нашего города упал сбитый фашистскими зенитчиками самолет авиации дальнего действия бомбардировщик ИЛ-4. Изучая архивные документы боевых действий 330 стрелковой дивизии, которая обороняла город Киров от фашистских захватчиков, руководитель поискового отряда «Никто не забыт» Александр Ильюшечкин обнаружил запись, сделанную  27 марта 1943 года о том, что в районе боевых действий дивизии «…в 21.10 в районе Амур упал подбитый противником наш самолет Ил-4. Из экипажа один разбился, трое спустились на парашютах и доставлены в расположение КП. Самолет возвращался после операции».

В ходе поисковых работ недалеко от деревни Амур было найдено место, где 27 марта 1943 года, после выполнения боевого задания, упал  подбитый зенитной артиллерией противника самолёт Ил-4 455 авиационного полка  дальнего действия (апдд. прим авт.). Из четырех членов экипажа самолета погиб штурман самолёта младший лейтенант Рустислав Алексеевич Лапшин.

Нужно отметить, что авиационный полк, на базе которого был сформирован 455 апдд, и в котором воевал младший лейтенант Р.А. Лапшин, имел на своем счету уже немало боевых заслуг. Командовал полком в тот период выдающийся летчик подполковник Г.И. Чеботаев.

С первого дня войны полк наносил удары по целям в Кенигсберге, Данциге, на территории Литвы, Латвии, выполнял боевые задачи в Заполярье. В августе 1941 года несколько экипажей полка принимали участие в налетах на Берлин. В их числе был и экипаж самолета, в составе которого воевал младший лейтенант Р.А. Лапшин. Вместе с другими однополчанами за мужество и героизм, проявленные при выполнении боевых заданий, Указом Президиума Верховного совета СССР от 16 сентября 1941 года Р.А. Лапшин награжден орденом Красного Знамени.

В июле 1941 года один из экипажей этого полка повторил подвиг Николая Гастелло. В районе переправы через реку Березина фашисты подожгли бомбардировщик лейтенанта Н. А. Булыгина. Экипаж мог бы воспользоваться парашютами. Но они не сделали этого. Герои направили свой объятый пламенем самолет на переправу противника и взорвали ее, уничтожив при этом несколько танков и надолго задержав продвижение фашистских войск.

Другой эпизод героического боевого вылета рассказывает о том, как экипаж лейтенанта А. Д. Маркина, действуя под Малоярославцем, таранным ударом преградил фашистским танкам путь к Москве… «Колонны фашистских танков двигались к Москве. Зенитные орудия и пулеметы открыли огонь. Два снаряда угодили в самолет Маркина и повредили бомбосбрасыватель. Бомбы остались висеть. Командир группы старший лейтенант Г. Русов, заметив повреждение корабля Маркина, дал ему команду: «Действуй самостоятельно». Не успел Маркин выйти из зоны огня артиллерии, как был атакован истребителями. Завязался неравный бой. Летчик искусно маневрировал, помогая экипажу вести пулеметный огонь.

Но вот самолет загорелся. Убиты штурман, стрелок и радист. Огонь подобрался к кабине. Прыгать с парашютом с малой высоты было поздно. Летчик перевел машину в пикирование. Взрыв потряс воздух. Взметнулись ввысь комья земли, зачадили изуродованные фашистские танки. Совершив огненный таран, А. Маркин ценой своей жизни уничтожил десятки захватчиков, спас жизнь многим советским бойцам. (http://militera.lib.ru/h/cykin_ad/06.html) Вот на таких героических примерах «закалялись крылья» у  простого рабочего  парня из далекого Забайкальского края.

Из скудных архивных документов известно, что Рустислав Алексеевич родился в 1918 году в Читинской области в семье рабочих. В1934 году закончил 2 курса автодорожного техникума. В это время занимался планеризмом, даже достиг инструкторского звания.  Поступил на службу в РККА в 1938 году, служил на должности моториста самолета. Мечта о небе через год привела его на скамью Челябинского военного авиационного училища, которое закончил 1940 году.

Мы уже отметили, что авиационный полк, в котором воевал Р.А. Лапшин, участвовал в боевых действиях с самого начала войны. А в тот ненастный мартовский день 27 марта 1943 года экипаж самолета Ил-4 с бортовым номером 7414 в составе командира корабля капитана Петра Сергеевича Кашпурова, штурмана младшего лейтенанта Рустислава Алексеевича Лапшина, стрелка-радиста сержанта Федора Гавриловича Овсянникова, воздушного стрелка сержанта Николая Фёдоровича  Волкова выполнял боевое задание по «…бомбардированию цели железнодорожной станции Жуковка…» (Брянская обл.прим.авт.). Полет и  бомбардирование были произведены с высоты 1000 — 1100 м. ввиду низкой сплошной облачности.

В Боевом донесении № 49 455 апдд (ЦВА,фонд 455 апдд, опись 234268 дело 1, с. 276) командир полка подполковник Г.И.Чеботаев указывает: » 455 авиационный полк  с 27 на 28 марта 1943 года произвёл 9 самолётовылетов. 7 самолётов бомбардировали основную цель — ж. д. станцию Жуковка (50 км северо-западнее Брянска). Один самолёт № 7414, лётчик капитан Кашпуров, штурман Лапшин, с-нт Овсянников и с-нт Волков с выполнения задания донесли по радио: (сброшенные бомбы учтены ). На свой аэродром не возвратились по неизвестной причине».

О том, что произошло с экипажем самолета после последнего радиосеанса, стало известно из боевого донесения №73 командира полка. Нам представляется необходимым привести текст донесения полностью. «6 мая 1943 года в 12:00 в полк возвратились капитан Кашпуров, сержант Овсянников, сержант Волков, считавшиеся невозвратившимися с боевого задания в ночь с 27 на 28 марта 1943 года. Фактически экипаж самолёта №7414 в 20:40 с высоты 1100 м произвёл бомбардирование цели железнодорожной станции Жуковка, и после сбрасывания бомб при отходе от цели под аэродромом Алсуфьево подвергся обстрелу зенитной артиллерии крупного калибра. При прямом попадании загорелся бензобак второй группы левой плоскости. Лётчик несколько раз эволюциями самолёта срывал пламя, но пожар опять возобновлялся. Прыгать с парашютами на территории противника командир экипажа капитан Кашпуров  остальным членам экипажа запретил, и когда выгорели бензобаки и второй группы, самолёт потерял управление, огонь охватил весь самолёт. Пройдя линию фронта в районе г. Киров, лётчик решил посадить самолёт. Но из-за отсутствия площадки вынуждены были садиться на лес. Летчик, объятый пламенем и дымом, при посадке потерял сознание. Самолёт при ударе о деревья разрушился и перешёл на нос, при посадке штурман Лапшин погиб, лётчик капитан Кашпуров получил сильный ожог лица, ушиб ноги и поясницы. С горящего самолёта лётчика вытащили стрелки. Стрелок-радист ушиб ногу, воздушный стрелок легко ранен. Самолёт сгорел. Сброшенные бомбы учтены в боевом донесении номер 49, вылет 3 часа 20 минут.

Посадка произведена в 300 м от линии фронта в районе города Киров. Полет и  бомбардирование произведены с высоты 1.000 — 1.100 м. ввиду низкой сплошной области.»  (ЦВА, фонд 455 апдд, опись 234268, д.1 с. 277).

Видимо, читатель заметил одно несоответствие в описании этого случая в разных боевых документах. В журнале боевых действий 330 сд указывается на то, что трое летчиков спустились на парашютах и были доставлены на КП. А в документах 455 апдд  утверждается о вынужденной посадке подбитого самолета вместе с экипажем. Да, много неизученных страниц той войны хранят архивные документы боев на нашей кировской земле. Вот и еще одна ее неизвестная страница перевернута благодаря кропотливому и неоценимому труду наших поисковиков.

Отдавая дань памяти фронтовикам, на месте падения самолета поисковиками отряда «Никто не забыт» установлен памятный мемориальный знак с фотографией младшего лейтенанта Рустислава Алексеевича Лапшина. Согласно архивным документам, офицер похоронен в братской могиле на улице Красный бор. Вечная память героям!

Александр Ильюшечкин.

Алексей Шестаков.

Maya

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *